Preview

Вестник Московского университета. Серия 18. Социология и политология

Расширенный поиск
Том 23, № 2 (2017)
Скачать выпуск PDF
https://doi.org/10.24290/1029-3736-2017-23-2

СОЦИОЛОГИЯ УПРАВЛЕНИЯ

4-26 309
Аннотация

В статье кратко изложена история кафедры социологии организаций и менеджмента Московского университета имени М.В. Ломоносова. Выделены важнейшие этапы развития кафедры: ее формирование как российско-американской, период массового платного образования в области менеджмента и современный этап, для которого характерен поиск инновационного образовательного синтеза социологии и управления. Выделена роль заведующих кафедрой – С. Райнсмита, С.Р. Филоновича, Г.Н. Бутырина – в формировании учебных и научных стратегий подразделения. История кафедры соотнесена с важнейшими изменениями в экономике и обществе, а также системе образования. В частности, рассмотрены организационные и социально-политические трудности осуществления сотрудничества с западными учеными в сфере образования. С самого начала своего развития кафедра была нацелена на сравнительный анализ и взаимодополнение отечественных и зарубежных подходов к менеджменту. Сегодня менеджеры в успешных российских компаниях не уступают своим зарубежным коллегам по части знаний современных управленческих концепций, прохождения соответствующих тренингов и овладения соответствующим сленгом. При этом за прошедшие годы произошло радикальное изменение оценки роли Запада в развитии как отечественной экономики в целом, так и отдельных организаций. Обучение менеджменту в современных условиях в большей мере напоминает обучение искусству, а не классической науке. Художника учат некимремесленным практикам, “сделать” великого мастера с помощью даже самой совершенной системы образования невозможно. Также и менеджеру в образовательных программах представляют “выставку идей”, с которыми он может соглашаться или нет, которые он может воспринимать как адекватные ситуации на его предприятии или нет. Данное обстоятельство обусловило интерес к кафедральным исследованиям специфической связи между менеджментом и литературой, социологией и искусством. В статье выявлены проблемы и перспективы развития управленческого образования. Управленческое образование наряду с экономическим и юридическим приобрело за последние годы массовый характер. В настоящее время в нем явственно проявляют себя два сегмента – рядовое образование для обычных, “простых” менеджеров и “элитарные” программы. Первое во все большей степени отдается частным “коммерческим” вузам, в то время как ведущие университеты и их соответствующие подразделения сосредоточиваются на программах второго рода. В рамках анализа противоречивого развития управленческого образования автором неоднократно подчеркивается, что в данной сфере неудачи, конъюнктурные требования и ложные предпосылки при грамотной организации аналитической деятельности и свободной дискуссии могут привести к реальному положительному результату.

27-48 653
Аннотация

Слияния и поглощения стали одной из базовых стратегий развития бизнеса в последние десятилетия. Однако, как свидетельствует международный опыт, последствия слияний и поглощений неоднозначны. С одной стороны, объединения ускоряют эволюцию организаций, укрепляют их рыночные позиции и конкурентные преимущества, позволяют расширить возможности развития. Но, с другой стороны, они же зачастую приводят к глубоким системным кризисам, порождают конфликты и риски.С социально-управленческой точки зрения, слияния и поглощения традиционно воспринимаются как болезненные процессы, вызывающие недоверие и страх у множества работников. Страх перед объединением присущ не только рядовым сотрудникам, но и высшему менеджменту, который до сих пор является наиболее уязвимым звеном в процессах слияний и поглощений. Объединение компаний – это стресс и испытание для всех категорий наемных работников. Сотрудники компаний осознают незащищенность своих статусных позиций и полномочий, ограниченность возможностей влияния на ситуацию, испытывают неуверенность в завтрашнем дне. Следствием неопределенности и опасений является сопротивление работников, которое в конечном итоге разрушает внутрикорпоративное единство, обостряет противоречия между различными группами сотрудников, дестабилизирует деятельность компаний. Авторы доказывают, что в постиндустриальную эпоху восприятие слияния компаний сотрудниками может измениться, и исследуют тенденции и факторы, определяющие позиции наемных работников и их отношение к слияниям и поглощениям. Кардинально изменяются стратегии менеджмента и логика управления, существенно трансформируется структура компаний и система внутриорганизационных взаимодействий. Широкое распространение получает тенденция к демократизации организаций, которые становятся более гибкими, все чаще воспринимаются и действуют как открытые системы. В таких компаниях начинают активно использоваться проектные структуры, формируется адхократическая модель корпоративной культуры, что в совокупности позволяет избежать многих традиционных проблем в ходе слияний и поглощений и создает более благоприятные стартовые условия для объединения и достижения синергетического эффекта. Отмечается, что в современных компаниях преобладает ориентация на контрактные взаимоотношения с работниками, на минимизацию бюрократических процедур и формальной отчетности, внедряются принципы демократического руководства, делегирования полномочий и ответственности, участия в прибыли. Персонал компаний, организованный в самоуправляемые коллективы, обладающий высокой компетентностью, оказывается не только более защищенным в условиях объединения, но и имеет более широкие возможности развития. В силу этого слияния и поглощения перестают ассоциироваться исключительно с негативными последствиями, вызывать страх и активное сопротивление и начинают восприниматься как изменение контекста деятельности, которое может привести к положительным результатам.

49-72 1086
Аннотация

Что бы ни делали люди в больших или малых социальных группах, всегда возникает вопрос – какие факторы способствуют эффективности этих групп и каковы особенности управления этими группами? При этом, изучая в значительной степени одно и то же, исследователи из разных научных школ и разных наук обращают внимание на разные объекты и используют разную терминологию: кто-то говорит о стилях руководства, кто-то – об особенностях лидерства, а кто-то – о самоуправляемых командах.Главные факторы, влияющие на стиль руководства и выделяемые исследователями, формируют “модель предмета изучения” или дополняют и уточняют “базовую” модель соответствующей научной школы, что в первом случае часто выражается схематически, а во втором – чаще просто словесно. Трудности сопоставления моделей разных школ приводят, как правило, либо к концептуальному отрицанию их оснований, либо к игнорированию многих значимых моделей по причине их предполагаемой разнородности. Поэтому в данной статье решается задача преодоления кажущейся несопоставимости подходов разных авторов, позволяющая “не множить сущности”, а искать глубинное сходство идей, выработанных за многие десятилетия разными исследователями. В процессе схематического попарного сопоставления многочисленных моделей руководства и лидерства выделяются универсальная значимость одних компонентов моделей и возможная избыточность (с точки зрения исторической перспективы) других. При этом детально рассмотрен переход от одномерных к двухмерным, а затем и к трехмерным моделям руководства-лидерства и родственные им модели – континуум Лайкерта, управленческая решетка Блейка-Моултон, модель Аристотеля, стили по Левину, Танненбауму-Шмидту и Херси-Бланчарду, теории МакГрегора, модели управленческих компетенций и уровни развития лидерства Кови и других авторов, стратегии поведения в конфликте Томаса-Килменна и кубическая модель культурно-ценностной концепции лидерства Занковского. Особое внимание уделяется влиянию стиля лидерства на мотивацию членов группы, не столько стимулирующую к той или иной деятельности, сколько позволяющую людям приближаться к смыслу того, что они делают “под руководством конкретного лидера”. Также автором рассматривается важная для понимания сути вопроса проблема отражения в представленных моделях высших уровней лидерства.

73-91 428
Аннотация

Существует ли специфическая система мотивации на государственной службе? На этот вопрос отечественные и зарубежные специалисты не дают однозначного ответа. Автор систематизирует результаты многочисленных сравнительных исследований особенностей мотивации работников в государственных и частных организациях. Инновационные подходы к мотивации чаще всего зарождаются в коммерческом секторе, и отнюдь не все из них находят применение на государственной службе. Мотивация государственных служащих в России и за рубежом остается относительно стабильной. При этом ряд факторов нематериального стимулирования и, прежде всего, построения карьеры играют здесь особую роль. Сравнительный анализ трудовой мотивации в организациях государственного и частного секторов экономики позволяет определить общие и отличительные мотивационные потребности служащих двух секторов. Исследования такого рода проводились неоднократно и зачастую их результаты подталкивали ученых к новым дискуссиям и, как следствие, к открытиям в области менеджмента и управления человеческими ресурсами. Результаты таких исследований могут быть использованы для дальнейшего развития таких концепций, как новое государственное управление (New Public Management). Значение сравнительных исследований возрастает по мере дебюрократизации общественных отношений, стремления создать “сервисное” государство. Поскольку в этих процессах неизбежно оказываются задействованными сами коммерческие структуры или продукты их деятельности, прежде всего инновации в области менеджмента, возникает острая необходимость создать условия для продуктивного сотрудничества государственного и частного секторов. Автор указывает на важность ответственного подхода к созданию благоприятной среды для обмена опытом и социальными технологиями между государственными и частными организациями, в том числе посредством трансформации системы мотивации в государственном секторе. Вносимые изменения должны отвечать потребностям в придании государственным структурам большей гибкости и динамизма при сохранении их сущностных особенностей и общественно значимых целей. Удачным, хотя и небесспорным источником для заимствований эффективных инструментов и технологий мотивации может также служить опыт развитых стран, которые несмотря на существующие отличия в организации деятельности государственных служб успешно развивают потенциал взаимовыгодного обмена инновациями между государственным и частным секторами экономики. 

92-115 420
Аннотация

В данной статье рассматривается трансформация потребительских практик, которые становятся, если уже не стали, одной из доминирующих форм социального поведения и не могут описываться в рамках модели целерационального действия. Используя аналитическое различение между шопингом как рутинной практикой, связанной c удовлетворением базовых потребностей (doing shopping), и шопингом как удовольствием и досуговой социальной активностью (going shopping), демонстрируется ряд изменений, приводящих к формированию новой культуры потребления, в рамках которой потребление собственно товара перестает быть единственной и конечной целью. Данные изменения сопоставляются с серией преобразований пространств потребления (торговых пространств), являющихся одновременно и местом разворачивания практик потребления, и структурным условием их возможности. Следуя логике современного человека, его ориентации на быстрое и разнообразное потребление, учитывая стремление потреблять все в одном месте, “в одном флаконе”, на бегу, торговые пространства становятся центром новых индустрий – культурных, образовательных, досуговых. Современные торговые пространства становятся не только местом для покупок, но и тесно вплетаются в социальную жизнь сообществ, становясь социальными центрами. Эффективно сочетая и реализовывая раз личные сценарии потребительских покупок, современный ритейл за счет расширения досуговых функций помогает во сверхсвязанном онлайновыми социальными контактами, но при этом сверхатомизированном мире, почувствовать и испытать радость живого общения, избавиться от ощущения эмоциональной пустоты. Специальное проектирование торгового пространства, интеграция различных социальных технологий воздействия на эмоциональную сферу потребителей (нестандартные архитектурные решения, броское оформление витрин, дизайн интерьеров, музыкальный фон, аромамаркетинг, психологически выверенные гаммы цветовых, вкусовых и осязательных решений) создают особую зрелищность и притягательность пространств, поддерживают логику выбранного сценария и призваны не только стимулировать покупки, но формировать незабываемые впечатления. Производители и ритейлеры, эффективно интегрируя знания о трансформации практик потребления, формируют и размещают торговые пространства так, чтобы у покупателя формировалась иллюзия свободы выбора и совершения покупок, иллюзия доступности (демократичности процесса потребления) товаров и услуг, способов их потребления. Таким образом, сегодня торговые пространства становятся многофункциональными, не только своей организацией определяя и структурируя разнообразные сценарии потребительского поведения и формы потребительского опыта, но и внося свой вклад в поддержание социального порядка через упорядочивание различных типов социальных взаимодействий и практик. 

116-136 310
Аннотация

Исследование лояльности сотрудника организации обычно связывают с анализом организационной культуры, ее норм, ценностей, правил, на основе которых выстраиваются отношения между персоналом и организацией. В современной России сложился интересный симбиоз организационных культур разных эпох, по-своему влияющий на формирование лояльности персонала организаций. В статье анализируются результаты исследований корпоративной культуры российских организаций, полученные за последние десятилетия известными российскими и западными социологическими компаниями, а также отдельными российскими социологами. Существенной особенностью данных исследований является то, что проводились они исключительно количественными методами и в формате западных ценностей корпоративной культуры и оценки лояльности персонала организации. В результате авторского анализа удалось выявить, что корпоративная культура российских организаций, а также лояльность персонала как ее качественная характеристика не соответствуют многим, присущим мировой практике, критериям оценки. Российскую деловую культуру принято рассматривать как находящуюся в процессе становления, в какой-то степени “недоразвитую” по сравнению с культурой, существующей в странах с сильными капиталистическими традициями. Это не так. За 25 лет развития в России рыночной экономики сформировалась определенная система ценностей персонала, включающая в себя ценности дореволюционного предпринимательства, мировоззренческие ориентации советских времен и ценности, сформированные в последние годы. Низкая степень лояльности работников по отношению к организациям в этом плане представляет собой не признак недоразвития корпоративной культуры, а специфическую культурную черту отечественного бизнеса, имеющую под собой вполне рациональные основы и не подлежащую исключительно отрицательной трактовке. Такие выводы были получены на основе качественно-количественных исследований, проведенных с использованием методов анализа биографий и контент-анализа современной бизнес-периодики. Качественно-количественные методы исследования ценностей российской деловой культуры позволяют глубже посмотреть на персонал современных российских организаций. А на глубинном уровне люди стремятся воплощать в своей жизни, на работе и в быту высокие принципы и идеалы. Исследование документов и анализ периодики свидетельствуют о том, что у современных “капитанов бизнеса”, и у персонала в целом, воспроизводятся умения и ценности, свойственные предыдущим поколениям. Наиболее значимыми в этом ряду ценностями оказались российские ценности трудолюбия и преобладания моральных форм мотивации над материальными. Эти данные стали показательными как для характеристики современной российской деловой культуры, так и для характеристики лояльности персонала организации. 

137-164 269
Аннотация

Современный стиль и уровень развития управления требуют различных механизмов оценивания видов деятельности. Возрастает роль измерений качества как самих социальных процессов, так и управления ими. Процесс измерения требует формирования разного рода подходов и методик. В современном социальном управлении становятся принципиально важными комплексные показатели, которые рассчитываются и озвучиваются как рейтинги и индексы. Они применяются по отношению к самым разнообразным объектам – странам, губернаторам, компаниям, учебным заведениям, микрорайонам и т.п. Часто ими определяется престижность и место некоторого объекта в условиях жесткой конкуренции. В статье подробно рассматриваются положительные и отрицательные аспекты построения рейтингов и индексов. Автор утверждает, что в современном обществе формируется вера в их универсалистский характер и объективность. При этом в большинство рейтингов включаются не только объективные (статистические или подобные им) показатели, но и субъективные экспертные оценки. Множество других элементов в методиках составления рейтингов и индексов также не позволяют говорить, что они всегда отражают реальное положение вещей. Главное их достоинство в том, что они помогают выделить лучших и худших, а это оказывается принципиально важным для управленца любого уровня. Популярности формирования различного рода инструментальных показателей, индексов и рейтингов способствует процесс “менеджеризации”, который на их основе формирует критерии оптимальности и эффективности. Ориентация на менеджерскую эффективность, по сути, диктует необходимость непрерывного оценивания ситуации. Автор раскрывает проблемы, скрывающиеся за построением рейтингов и их последующим использованием: сложности оценки качества исходного материала, равнозначность экспертов и т.п. Любые рейтинги вызывают определенную реакцию: о них спорят, обсуждают оптимальность выбранных параметров и методики оценки. Рассматриваются различные подходы к методикам построения индексов. Приведены примеры наиболее интересных рейтингов и индексов, создаваемых различными организациями. В статье анализируется практика применения международных рейтингов и индексов, а также рейтингов и индексов, используемых для оценки территорий внутри страны. В качестве примеров в статье рассматриваются механизмы оценивания деятельности глав региональной и местной власти, параметры оценки имиджа региона. На основании сопоставления применяемости показателей предлагается авторская модель использования различных методик и технологий измерения качества работы представителей государственного и муниципального управления. Предложенная авторская системная модель оценки включает различные критерии и методы сбора информации и ориентирована на поступательное развитие территорий страны. 

ПОЛИТИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ

165-186 386
Аннотация

В статье анализируется последняя работа всемирно известного кембриджского политолога Джона Данна “Не очаровываться демократией”. Через призму этой книги, равно как и всего научного наследия Данна, рассматривается современный дискурс о демократии, в рамках которого происходит осмысление последних тенденций ее развития. Ни у кого не вызывает сомнений, что демократия по-прежнему остается одним из наиболее мощных политических символов, но вместе с тем суть этой категории все еще вызывает множество вопросов. Демократия – это нестабильная переменная политического развития, которая способна видоизменяться под воздействием огромного количества факторов. Именно поэтому, прежде чем понять, куда привели нас мимикрии восприятия демократии, Данн предлагает для начала взглянуть на то, как она стала той категорией, без которой сегодня не обходится легитимации большинства современных режимов. Является ли наше понимание демократии сегодня таким же, каким оно было 100, 50 или даже 20 лет назад? Что определяет динамику изменения нашего восприятия демократии как символа публичной власти? Насколько демократия помогает нациям в их стремлении к благосостоянию и установлению эффективной власти? Работа Данна является не просто оригинальным анализом категории демократии в политологическом, социологическом и историческом срезах, это еще и вызов с целью возбудить дискуссию о причинах последних неудач демократии как в развитом, так и в развивающемся мире. Труд Данна буквально разделил научное сообщество на тех, кто увидел в нем предостерегающие сигналы современным демократиям, и тех, кто счел авторский посыл неоправданным пессимизмом. В действительности, работа Данна не предоставляет возможностей для простых суждений, потому что в относительно небольшом тексте ученый уместил сложнейший клубок вопросов, не предполагающих однозначных ответов. Автор сам признался, что был вынужден использовать абсолютно новый для себя стиль изложения, чтобы донести свои мысли до публики. Данная статья является попыткой дать трактовку идеям Данна и ответить на его призыв политологическому сообществу включиться в дискуссию о содержании и восприятии демократии в современном мире. Этот дискурс представляет особую значимость для сегодняшней России, где демократия не только сталкивается с институциональными трудностями и встречает непонимание со стороны большинства граждан, но где предпринимается очень немного попыток понять причины ее неудач не с точки зрения политического процесса, а с точки зрения ее символического наполнения. Демократия остается не просто ключевым политическим символом современности, которая когда-то начала свое распространение из США и Франции, где произошло переосмысление античного опыта, это также и когнитивный лабиринт, в котором сложно свободно ориентироваться, поэтому любая системная попытка разобраться в нем не должна оставаться незамеченной. Статья будет интересна читателям, занимающимся вопросами политологии, политической социологии, политической лингвистики, истории политической мысли. 

187-204 376
Аннотация

Статья посвящена теоретическим вопросам социологического анализа проблем, связанных с демонтажем политических режимов и сменой властных элит в современных государствах (как авторитарного, так и демократического типа) посредством социально-гуманитарных технологий под названием “цветные революции”. Отмечается, что хотя феномен “цветных революций” уже более десяти лет остается в центре внимания как отечественных, так и зарубежных социологов и политологов, единой синтетической теории в этой области пока не выработалось. “Бархатные революции” в социалистическом лагере, “цветные революции” на постсоветском пространстве, события “Арабской весны” и многие другие явления последних трех десятилетий уже не раз заставляли академическое сообщество переосмысливать тему революций. В работе определено, что “цветные революции” представляют собой социально-гуманитарные технологии, предусматривающие формирование и регулирование извне протестного потенциала населения в сочетании с политическими, экономическими и другими невоенными мерами воздействия на внутригосударственную стабильность. Подобные технологии широко применяются США и их союзниками в отношении тех государств, в которых они имеют стратегические интересы. При этом конечными целями “цветных революций” являются установление контроля над ресурсной базой развития конкретного социума и решение собственных геополитических задач по ослаблению государств-соперников. Авторский подход к социологическому анализу рассматриваемого феномена учитывает особенности современных технологий делегитимизации власти – их четкую направленность на заранее вскрытые слабые и уязвимые места конкретного государства. В соответствии с этим в статье сформулирована социологическая концепция оценки современного революционного потенциала, которую целесообразно производить в пяти сферах жизнедеятельности общества – экономической, политической, социальной, духовной и военной безопасности. В каждой из перечисленных сфер необходимо исследовать переменные, характеризующие стабильность функционирования базовых социальных институтов общества. Исходя из этого, уровень уязвимости социума может определяться состоянием развития экономики страны, социально-политической стабильностью, особенностями ценностно-нормативной системы национальной культуры, которые детерминируют уровень и образ жизни населения, взгляды широких социальных слоев на степень легитимности политической системы. В данном контексте современная социологическая наука обладает теоретическим и научно-практическим инструментарием для того, чтобы получать объективные знания о социальных причинах, развитии, последствиях и технологиях осуществления “цветных революций” в современном социуме, оценить их социальные риски для России. 

ТЕОРИЯ, МЕТОДОЛОГИЯ И ИСТОРИЯ СОЦИОЛОГИИ

205-228 265
Аннотация

Представленная статья является второй из двух статей, цель которых познакомить читателя, не имеющего специальной математической подготовки, с возможностями применения математических методов, разработанных в научном направлении “Концептуальный анализ и проектирование систем организационного управления (КП СОУ)”, предназначенных для решения разнообразных задач как в технических, так и в гуманитарных областях на основе предложенного методологического подхода к математизации теоретического знания. В основе данного методологического подхода лежит процесс концептуализации, под которым понимается теоретическое исследование качественного аспекта некоторой выделенной предметной области с использованием форм математической (аксиоматической) теории, фиксирующей связи логической выводимости между понятиями, характеризующими эту предметную область. Разработанная аксиоматическая теория – концептуальная схема – является основой для построения структур баз данных, процессов выработки решений, разнообразий феноменов предметной области, анализа структуры и генезиса предметной области и других задач. Одним из основных преимуществ представляемого методологического подхода является возможность работы со сложными областями на основе контролируемого инструментального синтеза терминальной теории из концептуальных схем, эксплицирующих простые фрагменты предметной области. Учитывая нематематическую подготовку читателя, содержание методов иллюстрируется на примере концептуализации одной из концептуально несложных предметных областей – области родственных отношений, а также выборе одной из наиболее простых целей концептуализации – структуризации предметной области и построения разнообразия ее феноменов. В первой статье была дана краткая характеристика математических методов, описаны основные этапы концептуализации предметных областей, начиная с определения границ предметной области и заканчивая синтезом терминальной теории и определения ее соответствия задачам концептуализации. На выбранном примере – области родственных отношений – были подробно рассмотрены первые, наиболее важные, этапы технологии и влияние принятых на этих этапах решений на результаты концептуализации. Обсуждены вопросы определения родственных отношений и понятия “родственник”, указаны основные ошибки и их последствия, рассмотрены различные варианты полагания ядра концептуальной схемы, проведено точное определение содержания полагаемых при этом основных понятий и их свойств. Во второй статье завершается обсуждение вопросов, связанных с полаганием базисных множеств, а именно – вопросов формирования так называемой “декларации о базисном множестве”, терминологических проблем и вопросов обозначения базисных множеств. Описано итоговое ядро концептуальной схемы, проведено аксиоматическое исследование выделенной предметной области. Основное внимание во второй статье уделено развертыванию теории и трудностям, с которыми при этом сталкивается концептуалист-исследователь. На примере введенных терминов – “кровная семья”, “связанная семья”, “семейные клубки”, “поколения предков”, “генеалогические древа и корневища”, “связующие поколения”, “родственные кланы” – продемонстрированы возможности направлений развертывания аксиоматической теории. Показано влияние определения понятия “родственник” на проведение границы между родственниками и неродственниками. Для демонстрации вариантов “размывания родства”, введены понятия видов “сородственников”. В конце статьи коротко рассмотрены действия, необходимые для синтеза концептуальных схем. В изложении по возможности опущены математические записи, а развертывание теории описывается в атрибутивной форме – в терминах эмпирически определяемых признаков. 

229-249 372
Аннотация

Цель статьи – обосновать подход, расширяющий возможности использования экспертного знания в качестве источника формирования частных концепций развития организаций как социально-экономических объектов. Как известно, сегодня не существует общепринятой общей теории развития. Но есть частные теории или концепции развития, количество которых имеет выраженную тенденцию увеличения как в естественных, так и в гуманитарных областях. В этих частных концепциях развитие понимается по-разному, т.е. их авторы предлагают (или используют) разные формы развития. Развитие как предмет исследования является одной из наиболее сложных и наименее изученных областей как в естественно-научной, так и в гуманитарной сфере. В этой связи нужно констатировать, что несмотря на свою актуальность исследование развития в незначительной степени обеспечивает практику средствами управления развитием. Использование экспертного знания в области управления развитием является одним из возможных подходов к решению данной задачи. Среди экспертов носителями частных концепций развития могут быть как эксперты-практики, так и эксперты-теоретики. Авторские концепции экспертов являются наиболее целостным видом знания, включающим в себя достоинства науки, опыта и практики. Они содержат черты рационального аналитического знания, интуитивно- творческого иррационального его состояния, а также черты эмпирического чувственно воспринимаемого знания – опыта. Наряду с количественным подходом в идеологии методов экспертной оценки, опирающихся на экспертное знание, имеется и качественный подход. Так, существующая технология интеграции частных концепций экспертов как представитель качественного подхода разработана для интеграции частных концепций экспертов-практиков в общую комплексную концепцию. На новый уровень социальной и научной значимости может быть поднята технология интеграции частных концепций в целостную общую, если будет создана возможность интеграции частных концепций экспертов-теоретиков. Но в этом случае для интеграции таких частных концепций должен применяться другой способ, другие требования к формированию частных концепций экспертов, их отбору, форме изложения содержания концепций, их формальному синтезу, в результате которого и формируется интегрированная целостная концепция. Решение задачи разработки технологии интеграции частных концепций экспертов-теоретиков в общую теоретическую концепцию становится возможным, если использовать абстрактную теорию развития, построенную на основе соответствующего конструкта. В новом подходе к интеграции частных концепций экспертов-теоретиков предполагается использование методологии концептуального анализа и соответствующего структурного математического аппарата. В качестве существующего теоретического задела в статье предлагается использовать разработки по теории развития как многомерной полиаспектной дизъюнктивной сети с возрастающей сложностью. Для обоснованного применения концептуальных методов в решении задачи интеграции частных концепций экспертов-теоретиков необходимо учитывать следующие особенности, характеризующие состояние исследуемой предметной области. Во-первых, это сами существующие частные предметные концепции различных авторов, высказывающих свои точки зрения на то, как устроен исследуемый предмет, как он проявляется, каким образом точка зрения автора апробирована практикой. Все концепции должны иметь статус отработанных, оправдавших себя концепций, с помощью которых достигался тот или иной реальный эффект. Как правило, каждая из концепций претендует на всеобщность, на то, что она способна объяснить весь предмет представленной науки (социологии, психологии и т.д.), все ее феномены. Это эффект абсолютизации экспертом своей частной точки зрения. Поскольку среди концепций могут быть такие, которые друг с другом не соотнесены, следствием этого является стремление их авторов принизить другие концепции, объявить их не вполне обоснованными. Во-вторых, это особенность, состоящая в том, что наука (или отдельная предметная область), представленная в частных концепциях, по общим оценкам представителей этой науки и их сообществ, еще не имеет точно определенного (“развитого”) предмета, который позволил бы концептуализировать данную область. Последняя представлена мозаикой слабо соотнесенных между собой идей. В теории и практике использования экспертного знания данная постановка проблемы носит инновационный характер. Проблема не разработана. Но можно предположить, что соединение усилий социологов и специалистов в области инструментальных теоретических исследований – концептуалистов, оснащенных соответствующими методами, – позволит решить столь сложную и актуальную задачу.

СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ ЭССЕИСТИКА

250-268 242
Аннотация

В статье рассматриваются особенности современного типа философской и социологической ментальности, основанием которой до сих пор является господствующий в социальных науках дух позитивизма и критицизма. Осуществляя пересмотр теорий прошлого, современные исследователи продолжают анализировать их в рамках естественно-научного мировоззренческого подхода, что приводит попытку ревизии позитивистской парадигмы к обоснованию ее применимости в условиях современной реальности. Таким образом, любые социально-философские проблемы, которые затрагивает социология, по-прежнему рассматриваются поверхностно и как бы извне. Навязанная западом секулярность и распространение безрелигиозного гуманизма привели к появлению совершенно нового типа мышления, основанного на вере человека в самого себя и ярко выраженном скептицизме по отношению к существованию Высшего Смысла. Цель данной статьи – описать ключевые интенции нашей эпохи, которая развивается в свете вышеуказанных трансформаций социологического и философского знания, а также проанализировать, как человек постмодернистской эпохи конструирует современную реальность под воздействием изменений такого рода. Главной проблемой социологического знания всегда была невозможность изучить объект познания без полного отчуждения от него или, наоборот, невозможность исследователя выйти за пределы субъективности. В результате чего за социологией закрепился статус науки, способной давать только фрагментарное, незавершенное, зачастую базирующееся исключительно на индивидуальных представлениях того или иного мыслителя о реальности описание сущности человеческого существования. “Теории прогресса”, выдвигаемые социологией сегодня, продолжают описывать общественное развитие в отрыве от аксиологической оценки характера социальных изменений, отвергая способность индивида к саморефлексии и переживанию трансформирующихся основ бытия. В связи с чем возникает вопрос о способности мыслителей нашей эпохи абстрагироваться от присущего социологии специфического взгляда на методы изучения общества, дать новую, укорененную в общественно- историческом бытии идею, которая сможет найти практическое применение в условиях современной реальности.



Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1029-3736 (Print)
ISSN 2541-8769 (Online)